Город-на-Стерле.Ру - История Стерлитамака, старые фотографии, достопримечательности

«Барышня! Дайте кантисполком!»

Май 1919 года. В Стерлитамаке, окончательно перешедшем в руки Советов, царит разруха — печальное наследие гражданской войны. Одной из первостепенных задач по восстановлению разрушенного войной хозяйства в столице Малой Башкирии новая власть определила восстановление связи. И если с почтой, телеграфом и даже радио дела обстояли более-менее нормально, то телефонная связь в городе за годы войны оказалась выведенной из строя напрочь: в декабре 1918 года белые при отступлении испортили коммутатор и увезли с собой почти все телефонные аппараты.

Первый телефонный аппарат в Стерлитамаке появился еще в конце 19 века, когда купец С.Дезорцев протянул линию в полторы версты от своего дома до своей же лавки. Лет через 10-12 такими же линиями обзавелись купцы А.Кузнецов, А.Аверьянов, З.Утямышев, дворянка В.Стрелкова. Но это была однолинейная связь. То есть с аппаратов в домах вышеупомянутых купцов можно было связаться с одним-единственным абонентом на другом конце провода.

Телефонный коммутатор с 32 телефонами фирмы «Эрикссон» появился в городе лишь после постройки нового здания уездной земской управы, в 1915 году. Здесь в одной из комнат цокольного (полуподвального) этажа и был оборудован коммутатор, рассчитанный на 50 абонентов.

…Назначенный ЧК начальник конторы А.Вороширин вместе с коллегами обследовал городское линейное хозяйство. Оно находилось в удручающем состоянии. В городе часть столбов была спилена, а телеграфные провода валялись на земле. Многое жители успели растащить для своих нужд. Телефонная связь, как уже было сказано, отсутствовала полностью.

В первую очередь следовало наладить связь между комиссариатами (министерствами) республики, разбросанными по всему городу. В начале 1920 года с созданием наркомата народной связи Малой Башкирии при центральной телеграфной конторе был образован подотдел телефонной сети, которую временно возглавил А.А.Лукин. Правительство республики неоднократно обращалось в наркомат почты и телеграфа РСФСР с просьбой помочь построить телефонную станцию на 400 номеров, но получало отказ центра, мотивированный отсутствием средств и продолжающейся войной.

Тогда Башревком поручил отдельной роте связи с помощью военно-полевого кабеля смонтировать телефонную связь на 100 номеров. Задание было выполнено: Всебашкирский ЦИК получил номер 76, наркомат народной связи — 75, телефонная станция — 87…

Несмотря на острую нехватку свободных помещений, в одном из домов по ул. Центральной (К.Маркса) освободили пару комнат под телефонную станцию. Заведовал ею С.Иванов, в механиках у него был Ф.Варно.

Но с переездом столицы республики в Уфу для стерлитамакских телефонистов наступили настоящие окаянные дни. Наркоматы увозили с собой в Уфу все, начиная от канцелярского имущества и кончая телефонными аппаратами.

В акте, составленном заведующим станцией, сообщалось, что «…без ведома администрации станции самовольно сняты и увезены с собой в Уфу индукторные телефонные аппараты… всего двенадцать настенных и настольных «Эрикссонов». Документ был послан в адрес Башсовнаркома с просьбой помочь вернуть казенное имущество. В ответ в горсовет пришла депеша из Уфы — протокол заседания СНК от 14 августа 1922 года, в котором Совнарком признал положение в республике со связью катастрофическим и определил ее восстановление первоочередной задачей правительства. Мол, не надо переживать по поводу десятка телефонов. Есть проблемы и поважнее: в республике свирепствовали эпидемии и голод. Телефоны не вернули, но задачу на перспективу поставили: «открыть телефонную связь с Уфой и волостными центрами, действовать в соответствии с финансовой ситуацией совместно с кантонными и городскими исполнительными комитетами».

Положение с телефонной связью в кантоне было еще более удручающим. К концу 1922 года, за неимением средств на ее содержание, рекомендовалось связь и вовсе ликвидировать. В 1923-м Стерлитамакский кантисполком взял финансирование телефонной сети кантона на себя вместе со всеми долгами, включая долги по зарплате коллектива за несколько месяцев и коммунальные услуги.

Взять-то взяли, но содержать телефонную связь было не на что. Она оказалась убыточной из-за малого количества абонентов. (Абонентская плата была высокой). В январе 1924 года председатель Президиума Стерлитамакского кантонного исполкома В.Чупрыгин сообщал в управление, что они находятся на грани разрыва договора с уфимскими телефонистами.

Вплоть до 1928 года телефонная служба города балансировала на грани закрытия по причине нехватки средств. Лишь в 1928-м кантисполком сумел приобрести телефонный коммутатор на 100 абонентов. Население города к тому времени перевалило за 26 тысяч человек. Через 3 года, к 1932 году, власти Стерлитамака сумели изыскать какие-то средства на дополнительную телефонизацию города. Стерлитамак был телефонизирован на 53 процента.

Автор статьи: Юрий СИДОРЕНКО
«Стерлитамакский рабочий» от 29 сентября 2009 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *