Город-на-Стерле.Ру - История Стерлитамака, старые фотографии, достопримечательности

Стерлинские казаки

«Казаки еду-у-ут!». Вездесущие мальчишки, разбрызгивая грязь огромных луж, которыми славился уездный город, бежали впереди казачьей батареи, оповещая обывателей о возвращении служивых из летних лагерей. Впереди ехал штаб-офицер. Приложив два пальца к виску, он улыбался в усы при встрече с уездными дамами. За ним ехали обер-офицеры, посылая воздушные поцелуи барышням и молодым вдовам. Следом гарцевали урядники. И замыкали шествие строевые казаки с пиками и обозные мастеровые: кузнец, слесарь, повара…

Так в середине XIX века встречал Стерлитамак возвращавшихся из летних лагерей казаков. Свыше двадцати лет, с 1841 до начала 1860 годов, артиллерийская батарея Оренбургского отдельного казачьего корпуса по приказу оренбургского генерал-губернатора с сентября по май квартировала в Стерлитамаке и в уезде.

Забота о размещении батареи лежала на присутствии по квартирным делам при городническом правлении. В его функции входило выявление свободных комнат в домах мещан и купцов города, а также в дворянских усадьбах и крестьянских избах крепостных уезда.

Так, в 1858 году в резерве комиссии находилось 411 квартир, которые в зависимости от условий предлагали различным чинам. Ярмо квартирной повинности тяжелым грузом лежало на семейном бюджете горожан. И тогда городническое правление и ратуша решили заменить эту повинность денежным сбором. Но идею надо было обосновать перед чиновниками губернской канцелярии. Стерлитамакскому городничему и бургомистру пришлось попотеть над докладной губернатору Барановскому. В ней сообщалось, что население Стерлитамака растет за счет вольноотпущенников (бывших помещичьих крестьян) и отставных солдат. К 1858 году население города составляло семь с половиной тысяч обывателей, которые имели 1771 десятину и 152 сажени земли, что «менее противу узаконенной на 291 десятину».

Из городского бюджета только на «…освещение квартир штаб- и обер-офицеров сальных свечей тратилось 25 пудов». Вопреки принятой традиции, в 1858 году казаки были в городе не с 1 сентября по 20 мая (остальное время проводили в летних лагерях), а целый год. Казачьи лошади паслись в поместье Карамзина на площади примерно в 250 га.

Дело в том, что в этот раз не успели вовремя перестроить летние казармы для батареи под Оренбургом. Громом среди ясного неба была депеша из Оренбурга от командира батареи полковника Семенова городническому правлению с просьбой разместить на «лагерное время» — с мая по август — в городе и его окрестностях казаков, выделить несколько обывательских домов под батарейные кухни да поделиться выгоном.

К тому же полковник просил позаботиться о том, чтобы население не мешало проведению тактических стрельб за Ашкадаром (впоследствии на месте полигона горожане оборудуют ипподром).

Офицерский состав остался у прежних хозяев, а рядовые отправились на постой к государственным крестьянам сел Асава и Манеево, к крепостным дворянина Зубова в село Леушино и обер-егермейстера Пашкова в Русский Саскуль. Мастерские, конюшни, артиллерийский сарай разместились в полуразвалившихся строениях, некогда относившихся к соляной пристани на Ашкадаре. Содержание батареи обходилось горожанам в копеечку: на рядовой состав уходило ежегодно полторы тысячи рублей, на штаб- и обер-офицеров — две с половиной тысячи и т.д.

В сентябре 1858 года горожане обратились в квартирную комиссию с «Общественным приговором»-петицией, в которой они просили, чтобы квартиры для военных отводили все жители города по очереди «натурой». Петицию подписали уездный исправник, окружной судья, бургомистр, ратман, служащие городнического правления, купцы города. Рядом с их подписями соседствовали арабские загогулины купцов из «инородцев» — всего более 50 подписей.

К тому времени место базирования казачьей батареи со всеми постройками пришло в негодность. Тогда горожане проявили к нуждам военных понимание и предложили перебазировать казачий лагерь за Стерлю, на косогор рядом с Уфимским трактом; за счет уездной казны построить казармы для казаков, кухню, комнату для батарейного лекаря и т.д.

По меньшей мере два года понадобилось для того, чтобы решить этот вопрос в Оренбурге. Лишь в августе 1860 года помощник губернского архитектора Леман оценил место, предлагаемое горожанами военным, и остался им доволен. Всю осень и зиму следующего года стерлитамаковцы выполняли заказ казаков-артиллеристов, заготавливая для крыш мастерских 100 штук лубков, тысячу кирпичей для трех печей казарменных помещений, сосновые бревна длиною в 9 аршин и толщиною в 6-7 вершков.

В 1863 году казармы были построены, и горожане окончательно избавились от квартирной повинности для казаков.

Автор статьи: Ю.СИДОРЕНКО
“Стерлитамакский рабочий” от 24 января 2002

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *