Город-на-Стерле.Ру - История Стерлитамака, старые фотографии, достопримечательности

Первый комендант города

Май 1765 года. Еще не нарушили тишину прибрежных степей топоры плотников симбирского купца Саввы Тетюшева, да и сам будущий основатель пристани еще на пути к устью Стерли, а сюда, к берегам Ашкадара, уже прибывает капитан Оренбургского полка Иван Панурин с десятком-другим казаков и служивой братией для приема илецкой соли. Назначенный оренбургским губернатором А.А.Путятиным, капитан имел высокий дворянский чин и шесть душ крестьян в деревне Мойке Оренбургской губернии — все его дворянское состояние. Вероятно, что эта командировка для обнищавшего дворянина была, своего рода, шансом подправить свой фамильный чин финансами. Как бы там ни было, капитан И.Панурин развернул на Ашкадарской пристани бурную деятельность.

Вскоре после приезда Саввы Тетюшева капитан вместе с мастером машинных дел Филиппом Горяйновым возглавляют работу плотников по строительству соловарни, лесопильни и прочих «технических сооружений» пристани. Впрочем, если бригадира плотников тверского мастера Ф.Горяйнова можно помянуть добрым словом как одного из тех, кто действительно возводил будущую пристань, то о комиссаре И.Панурине и его деятельности известно очень мало.

К 1767 году пристань была построена, и С.Тетюшев торжественно выехал с первым караваном соли. Управление делами было возложено на И.Панурина. К тому времени капитан был явно немолод поскольку известно, что, ссылаясь на старость, он поначалу отказывался принимать в свое ведение вместе со Стерлитамакской пристанью еще и Бугульчанскую пристань (в устье реки Бальзи) и Табынскую соловарню. Но так или иначе, И.Панурин возглавил пристань и показал себя на этом посту не с лучшей стороны.

Здесь следует пояснить, что соль в то время была стратегическим товаром для экономики страны. На ее продажу была введена государственная монополия. Никто, кроме государственных структур, не имел права торговать ею. Ради этого даже пошли на отмену с башкир ясака, заставив их покупать соль по жестко фиксированным ценам. Государство попросту отнимало у башкир их соляные залежи безо всякого выкупа, что становилось причиной неоднократных волнений и восстаний. Но ради государственной монополии на соль правительство шло на эти крайне непопулярные меры.

Сам процесс добычи и доставки этого стратегического товара был очень изнурительным. Оренбургский губернатор И.А.Рейндсдорп в 1769 году писал, что люди «приходят в крайнее изнеможение… теряют чрез то по большей части лошадей, которых они из своих домов приводят, и отвлекают знатное число прилежных землевладельцев от приходящего уже в цветущее состояние хлебопашества».

И вот это монопольное производство попадает в руки И.Панурина. Скупые документы свидетельствуют о том, что при нем положение «работных людей» пристани изменилось не в лучшую сторону. Даже мастер Ф.Горяйнов и тот подолгу не получал жалованья от И.Панурина и «пришел в крайнюю нужду». Грозные предупреждения из Оренбурга с тем, чтобы капитан к своим подчиненным относился надлежащим образом, а к «башкирцам ни малейших обид и приметок чинено не было…», игнорировались.

Зато себя он явно не обидел. В конце 1772 г. ревизия, направленная из Оренбурга П.И.Рычковым, положила конец его деятельности. Были выявлены факты крупного казнокрадства и присвоения И.Пануриным денег. Учет дел по продаже соли был запущен, что открывало широкие возможности для махинаций и наживы.

Что стало с капитаном потом — неизвестно. Судя по всему, благодаря великодушию П.И.Рычкова ему удалось избежать наказания и даже исчезнуть из поля зрения следственных органов. В мае 1773 г. следы первого коменданта Стерлитамакской пристани исчезают окончательно. Его сменяет на этом посту секунд-майор Иван Маршилов.

Автор статьи: Ф.ЮМАГУЗИН
Газета «Стерлитамакский рабочий» от 30 июня 1999 года
В материале использованы сведения, предоставленные городским краеведческим музеем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *