Город-на-Стерле.Ру - История Стерлитамака, старые фотографии, достопримечательности

Один год из жизни уездного городка

Семь с половиной тысяч обывателей уездного Стерлитамака готовились встречать новый 1879 год. В церквях и мечетях служились молебны, в тиши домашних очагов вершились нехитрые планы на будущее, люди поздравляли друг друга, желали всяческих благ, готовились к рождественским празднествам.

Прошедший год ничем принципиально не отличался от лет предыдущих. Грандиозных пожаров, подобно тому, что случился в 1861 году, давненько не было, а к наводнениям и прочим бедствиям здесь привыкли и воспринимали их как нечто обычное.

После того пожара, кстати, город существенно преобразился, причем в лучшую сторону. Под перестук топоров умельцев из соседних губернии воздвигались новые добротные дома. Архитектура новостроек находилась под неусыпным контролем комиссии городской управы, которую возглавлял член управы Е.Попов.

По строительному уставу «… постройка дозволялась двухетажных», «одноетажных с мезонином» или «полугораетажных на каменных погребах или подвалах» домов. Комиссия твердо стояла на букве устава и не делала поблажек даже дворянам. Так, дворянину Чапле было отказано в строительстве за рекой Стерлей деревянного флигеля «в три окна», так как по фасаду он не «дотягивал до десяти саженей, а был семь с половиной саженей». Для тех, кто подзабыл, напомним: сажень — это 2,13 метра.

Еще в январе 1872 года была открыта городская Дума, выбрана управа. Первым городским головой гласные (депутаты) избрали уважаемого человека, купца второй гильдии И.Г.Никерова. Помощниками «головы» стали купцы И.Д.Вторыгин и П.С.Попов, секретарем — титулярный советник К.Ф.Утехин, В 1876 году на второе четырехлетие горожане доверили управление городом П.С.Попову. Но он был человеком болезненным, и в его отсутствие городские проблемы решал член управы, экс-голова И.Г.Никеров.

Состав гласных Думы не превышал 30 человек и по составу был всесословным. Вместе с дворянами — отцом и сыном Биркелями и Чаплями — на заседаниях спорили до хрипоты купцы Н.Крыгин, А.Сухоруков, И.Садовский, М.Урманцев, мещане С.Калабугин, И.Русаков, В.Минлибаев и другие.

Как и сейчас, главной задачей городских властей был бюджет, который формировался исключительно из налогов горожан. Налоговой полиции не было, но с неплательщиками и должниками разговор был крут. В том же 1878 году немало лавочных мест было изъято у торговцев и продано с молотка более предприимчивым купцам.

Дума утверждала средний акциз с трактирных заведений и постоялых дворов, расклад на квартирное довольствие женам и детям нижних чинов.

В бюджет шла и плата в 120 рублей годовых от Стерлитамакского уездного казначейства за аренду здания под телеграф, за аренду бани банщиком Федоровым.

Ноябрьским утром 1878 года пришло приятное сообщений из Санкт-Петербурга в адрес городской управы. В нем сообщалось, что промышленник И.Ф.Базылевский пожертвовал «…в пользу города дворовые места на Базарной площади в 500 рублей серебром». До этого времени на площади не было торгового места, принадлежавшего городу.

Как и сейчас, купцы и торговцы увиливали от налогов, о чем говорилось, в частности, на заседании 22 ноября. Методы были те же: составлялись липовые ведомости, будто торговали со второстепенных недоходных лавок.

На плечах горожан были и такие повинности, как «квартирные» уездного исправника (85 целковых в год), содержание надзирателя и восьми стражников (1176 рублей), содержание тюрьмы. Только свечей там ежегодно закупалось на 50 рублей, еще 27 рублей уходило на дрова.

Городской врач и повивальная бабка обходились горожанам соответственно по 400 и 108 рублей в год. За счет городской казны содержались и учителя городских школ.

Серьезной проблемой было благоустройство города. Дума постановила пронумеровать кварталы и дома. Специальное решение обязывало «сделать дощечки обязательно с номерами квартала и названием улиц». Дощечек в 1878 году требовалось 400 штук.

Не первый год шла незримая война между обывателями и полицейскими чинами. Первые под покровом ночи по весне свозили со дворов навоз на улицы и площади города, вторые их за это штрафовали.

Постановлением Думы от 1872 года жители должны были чистить канавы и проводить весеннии ремонт полотна городских улиц. Им предписывалось их «посыпать мелкой галькой и песком, а потом покрывать хворостом, который кладется поперек улицы и уже потом засыпается сухою землею». Контролировать сие решение думцы поручили А.С.Сухорукову и в помощники ему выделили землемера Кармакова.

Долго спорили на своих заседаниях избранники народа на такую животрепещущую тему, как место сброса мусора. В итоге приняли соломоново решение: теперь одни свозили его в овраг за кожевенно слободой (северная окраина города), другие — в Бычковский овраг (начало ул. Щербакова), третьи — в овраг рядом с солдатской слободой (район коньковского моста через ул.Халтурина). Непраздным был и вопрос о скотобойне. Ее решено было разместить за кожевенной слободой.

Среди других проблем гласных Думы был фонтан в сквере Богородицкого собора (угол улиц Садовой и К.Маркса), в котором вот уже четыре месяца не было воды. Фонтан впоследствии отремонтировали и во время пожара 1908 года он спас типографию Бусыгина.

Вопросы образования в городе всегда были в почете. Неудивительно, что народные избранники живо откликнулись на просьбу горожан открыть в мужской прогимназии вторые (параллельные) классы за счет министерства народного просвещения. Ради такого дела было решено даже перенести фонтан, что был напротив прогимназии.

Кстати, самое первое январское заседание городской Думы тоже началось с вопроса об образовании. И.о.попечителя Оренбургского Ученего округа предложил на городских землях построить близ Оренбургского тракта на возвышенном месте башкирскую учительскую семинарию с садом и огородом. Депутаты согласились выделить «безлюдное городское место». Правда, семинария, похоже, так и не была построена, но это уже другой вопрос.

В целом чуть ли не треть городского бюджета уходила на нужды образования.

Иначе дело обстояло со здравоохранением. Даже просьба администрации земской управы в лице ее председателя Н.В.Орлова выделить под строительство больницы «безлюдное место на левой стороне реки Стерли» который раз упиралась в «ультиматум» городского головы: дескать, выделить — выделим, но без выдачи крепостного акта на постоянное владение участком.

Участок был выкуплен за 500 рублей (место бывшей райбольницы, рядом с фирмой «Альянс»).

На каждом заседании городской Думы рассматривались и просьбы отдельных горожан. Одни просили снизить налоги, другие — устроить их на работу, третьи просто просили материальную помощь по бедности или как погорельцам.

Так, некая мещанка из солдатской слободы А.А.Дмитриевская писала, что у нее «ни детей, ни денег», сама она «старая и дряхлая, давно осталась вдовой…». Ее просьбу отклонили как не заслуживающую внимания. Зато «заслуживала внимания» дворянка А.Пашковская, которая просила народных избранников разрешить ей продлить аренду на пивзавод и получила на то единогласное добро.

Десятки различных проблем рассматривались на заседаниях городской Думы. Одни из них находили благополучное решение, другие так и оставались головной болью городских властей. А город жил своей размеренной жизнью. Как и сегодня, 120 лет назад, жизнь текла своим чередом… Это был обычный год в истории уездного городка. Один из тех, коими писалась история Стерлитамака.

Автор статьи: Ю.СИДОРЕНКО, краевед
«Стерлитамакский рабочий» от 4 февраля 1999 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *