Город-на-Стерле.Ру - История Стерлитамака, старые фотографии, достопримечательности

Век храма

Первая церковь в Стерлитамаке была построена в 1789 году. Известно, что с 1793 года дьяконом, а с 1799 года священником в ней служил Федор Иванович Базилевский. Именно по его настоянию в 1806 году эту обветшавшую церковь разобрали, а на ее месте построили новую, тоже деревянную, но более просторную. Освящена она была в честь иконы Казанской Божьей матери. В 1824 году на пути из Оренбурга в Уфу этот храм посетил император Александр I. Почти 30 лет шли службы в этой единственной в городе церкви, пока 9 февраля 1834 года она не сгорела по «недосмотру». На ее месте было решено построить каменный собор.

Век храма

Проект постройки Собора Казанской Богоматери был утвержден 1 сентября 1836 года императором Николаем I. Заложен он был 29 июля 1837 года в честь иконы Казанской Божьей матери, с пределами Николая Чудотворца и Александра Невского. Строительство велось на средства, собранные горожанами, пожертвования купцов Владимирцева, Сухорукова, Еселева, завещавшего городу 25 тыс.рублей ассигнациями и на средства других меценатов. Сбор денег вел губернский секретарь Константин Иоакимович Щеголев, попечителем строительства был назначен стерлитамакский купец третьей гильдии Василий Николаевич Коновалов.

Храм строили на века. Кладка стен велась только в теплое время года, для крепости в раствор добавляли сырые куриные яйца. Освящение собора состоялось 26 октября 1850 года. Спустя 8 лет, 9 октября 1858 г., был утвержден проект постройки колокольни. Только в 1864 году строительные и отделочные работы были полностью завершены, и собор предстал во всем великолепии с пятью золочеными главами, увенчанными серебряными крестами и четырехколенной звонницей, входы украшали шестиколонные портики. Собор был обнесен чугунной узорчатой оградой и прекрасно просматривался с любой точки города.

На средства И.Ф.Базилевского (сына Федора Ивановича Базилевского) был отлит 200-пудовый колокол с надписью: «Жители города Стерлитамака! Памятуйте о фамилии Базилевских!» Старожилы помнят, что звон этого колокола был слышен на много верст вокруг. Им же был заказан в Академии Художеств и иконостас для собора.

Икону «Положение во гроб» написал художник Максим Никифорович Воробьев (1787-1855). Он занимал заметное место в русской живописи первой половины XIX века. Несправедливо забытый в наши дни, сын вахтера Академии Художеств Максим Воробьев в десятилетнем возрасте поступил воспитанником в академию, где достиг больших успехов в рисовании, перспективе и архитектуре. Его наставниками были в архитектуре — Томас де Томон, в пейзажной живописи — Ф.Я.Алексеев. В 1809 году в качестве помощника Алексеева М.Воробьев участвует в экспедиции по изучению исторических местностей Средней России. В 1814 году Воробьев был избран академиком, а с 1815 года стал преподавателем Академии Художеств.

В1820 году тогда еще великий князь Николай Павлович, желая привести в надлежащий вид храм Воскресения Христова в окрестностях Москвы в «Новом Иерусалиме», устроил путешествие Воробьева по святым местам и поручил ему вычертить, вымерить и зарисовать места, чтимые христианами. Во время турецкой войны Воробьев состоял при свите государя «для писания и рисования этюдов». Современники ценили работы Воробьева очень высоко. Н.Кукольник — издатель «Журнала изящных искусств» -отзывался о «Виде Константинополя» как об одной из лучших картин Воробьева. «Это не картина, а ода из воды, земли и воздуха, — писал он. — Техника полна знания, обдуманности и законченности, и при всем том свободна».

Одна из работ этого художника — «Предел Голгофы» — хранится в Эрмитаже. Воробьев был не только известным художником, но и наставником русских пейзажистов, в его пейзажном классе занимались И.И.Шишкин и А.П.Боголюбов.

История Казанского собора связана с именами многих достойных, но, к сожалению, забытых людей, одним из которых был М.Н.Воробьев. Это и протоиерей Федор Иванович Базилевский — благочинный для надзора за церквями имени иконы Казанской Богоматери в селах Табынск, Куганак, Усолка, Васильевка, заводов Верхоторского, Воскресенского, Богоявленского, Архангельского, так много сделавший для строительства собора. Во время войны 1812 года Федор Иванович собирал с местных помещиков деньги в фонд государства, а в 1827 году участвовал в бескровном усмирении крестьянских волнений, за что и получил орден Владимира четвертой степени, даровавший ему потомственное дворянство. Поддерживая дух своих прихожан, Федор Иванович во время эпидемии холеры совершал крестные ходы, посещал холерных больных, даже ездил в Табынск за чудотворной иконой. Умер Федор Иванович во время эпидемии 1848 года.

Внук протоиерея Ф.И.Базилевского — Иван Петрович Бреев — был одним из священников Казанского собора и преподавателем первого в городе двухклассного приходского училища, открытого в 1839 году.
Замечательным человеком был и соборный протоиерей Василий Никанорович Сперанский, много сделавший для развития народного образования в Белебее и Стерлитамаке. В 1849 году он был назначен настоятелем церкви в селе Ильинском Белебеевского уезда, а с 1852 года — в селе Никольском. Он организовал первую инородческую школу, содержавшуюся на его средства, перевел на марийский язык Евангелие. Сперанский заведовал тюремными часовнями в Белебее и Стерлитамаке. В 1849 году Василий Никанорович был перемещен в Стерлитамак. Он открыл первую в городе женскую школу, которая содержалась на средства церкви. В школе преподавались Закон Божий, гражданская история, литература, грамматика, арифметика, рукоделие. Сперанский мечтал об открытии таких школ по всему Стерлитамакскому уезду. Умер Василий Никанорович в 1879 году.

Об одном из последних священников Казанского собора Петре Васильевиче Полозове сохранились весьма скупые сведения. Родился он в 1888 году в деревне Рязановка Стерлитамакского уезда. В советское время после закрытия Казанского собора был священником Тихвинской церкви. Арестован 13 августа 1937 года (к моменту ареста — сторож на складе горючего), осужден и расстрелян по ст. 58-10.

Сам собор постигла участь многих российских храмов. В 1929 году городское «Общество безбожников» организовало кампанию по закрытию Казанского собора: собирались подписи горожан, говорили о его несметных сокровищах, которые после закрытия будут пущены на «решение жилищного вопроса», готовился показательный процесс над церковным старостой и настоятелем.

16 августа 1929 года президиум БЦИК принял постановление о закрытии собора и передаче здания под клуб. С Казанского собора были спилены кресты, звонницу обезголосили — сняли колокола. Один из них подобрали пожарные, до сих пор эта реликвия хранится в ПЧ-40. Из иконостаса делали рамы для окон.

В здании собора был устроен кинотеатр. А ровно через сто лет после начала строительства, в 1937 году, собор был снесен. Городская достопримечательность, памятник архитектуры был превращен в груду развалин. Не осталось ничего, кроме нескольких фотографий. Но помнить о соборе и его трагической истории мы должны, а иначе что-то очень важное утрачивается в нашем сознании — в сознании тех, кто разрушает память, и в сознании тех, кто не противится этому. Есть знаки времени, отражающие подлинную суть наших усеченных представлений о Духовной культуре, истории, памяти. Это и бывший фонтан Дружбы народов на алтаре разрушенного собора, и банк на месте соборной мечети, и базар на могилах наших предшественников — страшные «символы» варварского отношения к святым и памятным местам.

Автор статьи: О.ГРИГОРЬЕВА, историк.
“Стерлитамакский рабочий” от 30 июня 1999 года
Фото — http://sergejlukasevich.ya.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *